Некоторые вопросы ятрогении в ветеринарной деонтологии

Известный и очень справедливый афоризм о трёх основных средствах в арсенале врача: трава (лекарства), нож и слово. Последнее является самым универсальным средством и, по-видимому, наиболее ценным для больного. Не случайно говорят, что после разговора с добрым врачом, больному обязательно становится лучше.

Но это, безусловно, не легко для врача. Мастерски владеть словом далеко не просто. Поэтому в практике часто возникают отклонения от идеального языкового контакта у врача и больного. Иногда врач невнимательно слушает рассказ больного, часто без потребности его перебивает, проявляя таким поведением свою поверхность. Всё это не может пройти мимо больного, особенно с расшатанной нервной системой, и негативно отражается на состоянии его здоровья, усложняет течении основной болезни.

И тогда говорят о ятрогении – болезненном состоянии человека, вызванным неправильным поведением или неосторожным словом врача. Её причиной могут стать своеобразные интонации, выражение лица и даже молчание медработника в какой-то критической ситуации. Известно выражение, что врач ветеринарной медицины лечит человечество. Поэтому его неправильное поведение также может стать причиной болезненного состояния человека. Ятрогения чаще развивается у людей уязвимых с беспокойно доверчивым характером. Таких лиц наблюдательный врач ветеринарной медицины определяет сразу во время первого знакомства с владельцем больного животного.

К возникновению ятрогении приводят переутомление, волнение, недосыпание человека и т. п. У таких людей, озабоченных состоянием здоровья животного, может развиться фобия – страх потерять животное, которое стало для хозяина полноправным членом семьи. Особенно это касается владельцев комнатных собак, кошек, попугаев, канареек и других. Люди чаще всего обращаются к врачу с так называемым индуцированным диагнозом: вспоминают болезнь, от которой недавно погибла собака или кошка соседа или знакомого и находят у своего животного аналогичные признаки, что и вынуждает их срочно посоветоваться с врачом.

Ятрогения чаще всего встречается у людей с нарушением координирующей функции коры головного мозга, подверженных негативным эмоциям. Поэтому вет врач должен иметь представление о ятрогении, чтобы предотвратить её у владельца больного животного.

Приведу пример. К сельскому специалисту ветеринарной медицины обратился инвалид войны по поводу заболевания собаки. Врач, уставший за день безразлично взглянул на пациента и ответил, что он работает только с сельскохозяйственными животными. А утром скорая помощь отвезла в больницу хозяина собаки с тяжёлым неврозом. Оказывается у него в квартире это было единственное родное ему существо, и болезнь собаки, тем более отказ врача он воспринял как личное горе. Это и стало причиной невроза у человека, нервная система которого была истощена длительной инвалидностью.

Иногда заболевание животного вызывает в семье страх, что эта болезнь может передаться детям. Причиной ятрогении может стать и какой-то «страшный» диагноз. Так, случай поражения молочной железы у комнатных собак встречается часто. Но любое припухание в этом участке владелец животного расценивает как злокачественное новообразование, рак. Боязнь возникновения страшной болезни у себя и своих близких вынуждает человека срочно обратится к врачу. К сожалению, иногда и работники веет медицины обычный мастит могут ошибочно диагностировать как новообразование. Такое мнение специалиста ещё больше пугает человека, у которого и может возникнуть ятрогения.

Поэтому ветеринар должен быть в известной степени ещё и психологом. Обследуя больное животное, он должен одновременно оценить психологическое состояние его владельца и, таким образом определить свою дальнейшую тактику.

Говорят, когда человеку после беседы с врачом не стало лучше, это был плохой специалист. Это выражение можно справедливо отнести и к ветврачу, особенно в вопросах предупреждения ятрогенных болезней.

А какую обеспокоенность вызывает у владельца коровы сомнительная реакция анализа на туберкулёз или бруцеллёз? Часто беспокоятся и другие люди, дети которых пили молоко от такой коровы. В этих случаях долг врача дополнительно провести исследование, чтобы развеять любые сомнения и успокоить людей.

Бывает, что, посоветовавшись с ветврачом, владелец больного животного не удовлетворённый, обращается за советом к более опытному специалисту, а тот даёт какое-то научное определение болезни. В результате человеку кажется, будто у животного случай настолько сложный, что врачи не могут в нём разобраться. И тогда возникает мнение о небезопасности этой болезни для окружающих людей.

Вот почему при обследовании животного врач должен поинтересоваться, кто исследовал его раньше, какое назначено было лечение. И если нынешний диагноз отличается от предыдущего, то в тактичной форме, не подрывая авторитета коллеги, следует объяснить причину расхождений и успокоить владельца.

Длительное течение болезни у домашнего животного вынуждает хозяина думать, что его лечат неправильно. Человек становится придирчивым, с подозрением относится к квалификации врача. Всё это – следствие нервного напряжения. В таком случае специалист должен искать индивидуальный подход и к животному и к его владельцу. Сдержанность, владение собой помогут врачу убедить человека в беспочвенности его подозрений и тем самым предупредить развитие болезненного состояния владельца животного.

Причиной ятрогении может быть избыточная замкнутость специалиста: врач молчит, значит что-то скрывает. Человек начинает беспокоиться, что приводит к нарушению психики и даже возникновению болезней. Следует кратко, в популярной форме, без непонятных слов рассказать владельцу о болезни животного и методах лечении.

Следует также учитывать, что высокоразвитые животные, особенно млекопитающие и птицы, способны к элементарной умственной деятельности, примитивному доязыковому мышлению. Вспомним собаку, которая, часто опережает действие хозяина, или скаковую лошадь, которая, кажется всё понимает, только сказать не может. А сколько раз приходилось слёзы на глазах у коров, которых загоняли в убойный цех мясокомбината! Поэтому не случайно животных называют братьями нашими меньшими. А это требует от работника ветмедецины более гуманного отношения к ним, обязательного учёта их нервно-психического состояния, темперамента, возможности развития стресса. В обращении с больным животным необходима уверенность, надёжное обезболивание, даже при незначительных операциях.

Выше рассмотрен один вид ятрогении. Но есть ещё и другой, более распространенный. Вспомните, что слово «ятрогения» происходит от греческих «ятрос» - врач, «ятрея» – лечение. Следовательно, ятрогения у животных может развиться и в следствие лечения, особенно неправильного. Например, назначая какой-то антибиотик, никто, к сожалению, не проверяет, как реагирует на него животное. И вследствие длительного использования препарата у пациента развиваются грибковые болезни – кандидамикозы. А сколько случаев коллапса бывает у животных во время внутривенного введения кальция хлорида?

Специалист ветеринарной медицины должен помнить, что любой лекарственный препарат имеет и побочное действие, поэтому при определённых условиях может повлечь за собой заболевание. Поэтому врач должен следить за его действием на животное, своевременно выявлять и устранять нежелательные последствия.

Холиномиметики типа карбахолина или пилокарпина, например, пользуются популярностью среди ветеринаров. Но иногда, особенно у лошадей, наблюдается высокая индивидуальная чувствительность к ним, которую обнаружить даже тщательным исследованием не удаётся. Она проявляется избыточной саливацией, потением, сокращением желудка и кишечника, расстройством сердечно-сосудистой системы и т. п. В практике известны случаи выпадения и выворота матки после введения больших доз карбахолина или прозерина при задержании последа. Своевременное введение атропина или его препаратов снимает действие холиномиметиков. Нельзя не учитывать некоторых особенностей животных (возраст, пол, физиологическое состояние, видовая и индивидуальная чувствительность и реактивность организма). Следует также учитывать влияние таких внешних факторов, как климат, время года и др. Бесспорно, ветеринару необходимо хорошо знать свойства тех веществ, которые он использует. Отсутствие таких знаний может привести к возникновению у животных ятрогенных болезней вследствие неправильных действий врача.

Известны неединичные случаи шока у животных, особенно у собак культурных пород, во время операций (даже незначительных) без достаточного общего или местного обезболивания.

Но в ветеринарной медицине встречается и другая, более опасная форма ятрогении – зооантропонозная, когда заболевания людей возникают при непосредственном контакте с больными животными или вследствие применения в пищу продуктов от них. Можно вспомнить, как заболели 40 студентов после употребления мяса, вынужденно забитой тёлки, поражённой сальмонеллёзом. Случаи фармацевтической ятрогении, к сожалению, не единичны. И в их предотвращении важную играет повышение профессиональной квалификации и ответственности врача. Казалось бы незначительные на первый взгляд недостатки в проведении медикаментозного лечения могут вызывать в организме животного нежелательные явления.

Побочное действие препаратов даже при правильном их использовании приводит иногда к развитию патологии у некоторых животных и стрессовой реакции у врача. Разработаны различные формы контроля состояния больного при проведении курса лечения. Но, к сожалению, эти вопросы недостаточно освещаются в специальной литературе, не обобщаются. Поэтому каждый врач в конкретном случае самостоятельно решает, как нейтрализовать негативное влияние препарата.

Проблема фармацевтической ятрогении включает и современную тенденцию к полипрагмазии (одновременное использование многих лекарственных препаратов, что обусловлено требованиями сегодняшнего дня. Вследствие влияния на организм животного не одного, а нескольких негативных факторов, патология развивается сложнее, и для её ликвидации нужно разностороннее действие препаратов. Современная медицина имеет вещества, которые воздействуют на отдельное звено патогенеза болезни, поэтому их следует комбинировать.

При тяжёлом состоянии животного появляется одновременно несколько угрожающих для жизни симптомов, которые устраняются различными средствами. Сегодня в большинстве случаев, особенно при острых заболеваниях или обострении хронических процессов, уже нельзя ограничиваться монотерапией. В то же время нужно обоснованно подходить к выбору наиболее эффективных и наиболее пригодных в каждом конкретном случае средств, помня, что необоснованная полипрогмазия увеличивает риск побочного действия препаратов.

В практике ветеринарной медицины известна и так называемая избыточная фармакотерапия, особенно при срочной, неотложной помощи животному, у которого диагноз пока что точно не установлен. Согласитесь, в таких случаях профилактика фармацевтической ятрогении полностью основывается на знаниях и клиническом мышлении врача.

В последнее время участились случаи трихинеллёза у людей, возникшие вследствие игнорирования врачами трихинеллоскопии и употребления мяса больных животных. Таким образом, в ветеринарии имеется 3 вида ятрогении: нейрогенная, фармацевтическая и зооанропонозная. Их предупреждение – важный деонтологический принцип работы врача ветеринарной медицины.

    Другое

    История развития, достижения в биотехнологиях
    Законом Российской Федерации «О ветеринарии» определены ос­новные задачи ветеринарной медицины «в области научных знаний и практической деяте ...

    Наркоз мелких животных
    До середины XIX века никакого наркоза не знали и даже не предполагали, что когда-нибудь станет возможным оперировать так, чтобы больному был ...

    Являются ли вирусы живыми организмами
    Согласно Львову, “организм - некая независимая единица интегрированных и взаимосвязанных структур и функций”. У простейших, то есть у однокл ...

    Лазерное излучение в биологических исследованиях
    В настоящее время в большинстве стран мира наблюдается интенсивное внедрение лазерного излучения в биологических исследованиях и в практичес ...